20 ноября 2013 13:29

Заместитель директора кинотеатра «Салют» и создатель ночных клубов «Посторонним В.» и «Квартира» рассказал о любви к кинематографу, об особенностях проекта Lynch и о том, как создать «новую семью».

Про систему кинопроката

В «Салюте» я замдиректора по кинопрокату. Работаю здесь восемь лет. Выбор фильма, порядок постановки, расписание, переговоры с прокатчиками — всем, что связано с кино, занимаюсь я. Плюс ещё решаю общие вопросы: дизайн кинотеатра, перепланировки, рекламная история, общая стратегия. Если занимаешься кинопрокатом не первый год, то всё достаточно просто. Все коммерческие блокбастеры а-ля «Терминатор» и «Ледниковый период» идут практически во всех кинотеатрах, тут особо никто не выбирает. Берется всё, на чем можно заработать деньги. И, скорее, это не мы выбираем, а прокатчики диктуют условия. Например, «Ледникового периода» нужно поставить не меньше 20 сеансов. Выбирать приходится из «середнячков», фильмов, которые собирают человек 50 на сеанс. И если у тебя залов меньше десяти, приходится от чего-то отказываться, какие-то фильмы пропускать. Но, сказать по-честному, многие фильмы-«отказники» хочется забыть как страшный сон уже через минуту после просмотра. Таким образом, мы бережём своего зрителя, а весь удар я беру на себя. И, конечно, самое главное для нас — это показ всего арт-хаусного спектра фильмов, что выходят на рынке. Ну, тут я как рыба в воде. Не секрет, что «Салют» — главный фестивальный кинотеатр города, и работа с «умным» авторским кино здесь всегда была в приоритете.

«Салют» – главный фестивальный кинотеатр города.

Про арт-хаус

Года три назад никто не показывал арт-хаус, кроме нас. Во-первых, у крупных игроков было физически меньше кинозалов. Во-вторых, раньше умное кино считалось «скучным и занудным». На кинорынках представители кинотеатров морщились и отходили в сторону. Сейчас тренд сменился.  Но если зритель не приучен к подобным лентам, если у него не сформирован интерес, то во многих случаях это может испортить психику или как минимум поставить прокат под угрозу. Хрестоматийный пример — фильм Педро Альмодовара под названием «Я очень возбуждён». В рекламе не сказано, но все герои фильма голубые. Я смотрел его два раза: прекрасная комедия от гениального режиссёра. У нас в «Салюте» нормально народ смотрел, за сеанс выходило человека два-три. Мои знакомые смотрели то ли в «Титанике», то ли в «Синема Парке», и к концу сеанса из тридцати человек осталось два. Та публика, которая приходит в другие кинотеатры на Альмодовара, скорее, случайная. Удобный сеанс, забавное название — и вы уже в зале, но на двадцатой минуте на зрителя находит тревожное волнение, и он в ужасе бежит в гардероб.

 

Про любовь к кино и интерес к искусству

Почему вот я люблю кино, а другие не любят, непонятно. У каждого из нас есть возможность посмотреть фильм и влюбиться. Но не каждый, видимо, это делает. Моё увлечение кино произошло примерно в двадцать лет, когда я уже оканчивал институт. Интернета не было, видеокассет с такими фильмами просто не существовало, но в ДК «Автомобилистов» с плёнки показывали главные европейские киношедевры. Вот тогда-то я и увидел «Восемь с половиной» Федерико Феллини. Раньше было легче любить какие-то вещи, потому что их не было. Люди любят то, чего нет. Сейчас всё кино есть, всё можно скачать и найти, но почти никто его не смотрит. Вообще, по-моему, не в тренде быть человеком искусства. Я вот удивился в очередной раз, когда библиотеку свою в Lynch принёс. Для меня каждая книжка и журнал — это очень интересно хотя бы ради витаминизации. Никому не интересно! Почему не интересно людям, которые, допустим, журналы в нашем городе издают? Ну, наверное, полезно посмотреть, как другие люди делают в Европе, Америке. Нет интереса ни к чему у людей в целом. Не хочется им получать новые знания, они уверены, что всё, что нужно им, они уже знают. А если не знают, то сейчас быстренько посмотрят в Интернете.

Раньше было легче любить какие-то вещи, потому что их не было.

Про открытие и закрытие клубов

Изначально у меня не было никакого плана ни заниматься ночными клубами, ни продолжать эту деятельность. У меня вообще никогда нет никакого плана: появляется помещение, мы его используем. Никто не знал, что у нас будут «Олени», никто не знал, что «Квартиру» выгонят отсюда. Никто не может ничего знать. Как любому человеку, мне жалко с чем-то прощаться. Жалко, когда заканчивается день рождения, заканчивается Новый год. Но это же неизбежно. Мы уже привыкли. Поначалу всегда казалось, что закрыли самый единственный, ненаглядный и любимый клуб. Потом второй раз, потом третий. А когда пятнадцатый раз — уже как-то… Нет, жалко всегда, до слёз. Закрывают клубы, в тот момент, когда они находятся на пике. «СовКино» был на пике, «Квартира» была на пике. Потом всё это разрушается, ничего нет, надо заново всё делать. Если бы мы размышляли как бизнесмены, мы бы, наверное, всё время грустили и бросили бы уже это дело, потому что странно зарабатывать деньги такими волнами. А так как для нас это любимое дело, то выбора нет.

 

Про команду

С момента, когда мы занялись первым ночным клубом, два человека все ещё держатся со мной. Это мои друзья. Сергей Москалюк — человек, который отвечает за всё техническое обеспечение, за свет и звук. И наш художник Таня Мартина, которая все годы оформляет всё, что мы делаем. Все костюмы для «Оленей» она шила, от первого до последнего. Вот эти люди уже десять лет занимаются нашим общим делом. Остальные все меняются, не так много старожилов.

 

Про Lynch

Lynch — это такой, я бы сказал, недозапущенный проект. Он абсолютно новый, оттого многие сначала теряются, ибо не знают, в какой формат его отнести. На мой взгляд, в нём большой потенциал, скрытые пружины ещё не начали раскрываться. С декабря мы начинаем работу по выдаче карт. Начинается дикий сезон привозов, только в одном декабре более десятка артистов высокого уровня разных жанров и направлений. Наконец полностью готово новое, невероятно вкусное меню. В нём есть пылающее огнём фирменное блюдо «Линч». Я думаю, к концу года мы сможем наблюдать становление семьи «Линч».

 

Про новую семью

Если бы у меня выпала жизненная возможность сделать большой клуб, значит, я сделал бы большой клуб. Мне все жанры нравятся. Просто мы и в большом, и в маленьком жанре работали активно. Нет, я бы с удовольствием и «Олени» сейчас сделал. То есть во мне ничего не поменялось: мне и это интересно, и то. К лету мы готовим несколько масштабных проектов в рэйв-жанре. И клуб Lynch — это попытка создать новую семью, с которой можно ещё несколько лет прожить интересно и насыщенно. И сейчас у нас есть план, как это сделать. По пятницам в клубе будет работать «Трио Галушко». Они организовывают джазовые вечера, приглашают артистов, то есть это закреплённый за ними день. На каждый четверг запланированы лекции фотографов. Начнёт Ильдар Зиганшин, он расскажет про то, как развивается свободная фотография, про прессу. Наконец-то пойдут гастроли, которых давно не было.

 

Про Хэллоуин

Хэллоуин позиционировался именно как PV-акция. Всех накрыло ностальгической волной. На одну ночь мы вернулись к старому формату, и меня порадовало то, как всё получилось. Пришло около 700 человек, все помещения кинотеатра «Салют», включая «Линч», были наполнены людьми, и я смог оценить многие моменты, которые не видел раньше. Ведь только при людях можно настроить клуб и посмотреть, как он работает, как двигаются, перемещаются гости. Мне за одну ночь столько мыслей пришло в голову, и это несмотря на то, что собралась не совсем та аудитория, которую мы хотим видеть в «Линче».

 

Про Африку

Перерыв в работе «Линча» в конце лета был связан с тем, что я около года никуда не отлучался, поэтому решил сделать себе несколько выездов. Побывал в Африке, которая для большинства — это гиппопотамы, слоны и племена в набедренных повязках. В реальности же это самый сумасшедший континент из всего, что я видел в жизни. Кроме Африки, мне больше никуда и ездить-то не хочется. Магическое пространство. Во-первых, потому что там абсолютно нет туризма, и если приземлиться в любом городе в Того, Чаде, Бенине, выйти из самолета и начать, например, искать гостиницу, то даже за эти три часа вы такую Африку схватите… Во-вторых, из Африки пошла абсолютно вся культура. Мы, например, ездили смотреть, где зародился вудуизм. Когда попадаешь в место, 60% населения которого действительно верят в вуду — а не как мы, типа, христиане, — то в этом пространстве всё абсолютно по-другому воспринимается и видится. Это как раз тот опыт, ради которого стоит путешествовать, а не смотреть на то, что тысячу раз все видели, снимали и печатали в книжках.

Стас Словиковский - Лаки Даки
Дата публикации: 20 ноября 2013 13:29
Поделиться в: